Вибрация и понижение восприятия через кость

Выше мы привели мнения современных авторов, считающих на основании своих исследований, что вибрация усиливает вредное действие производственного шума. Hustin рассматривает действие вибрации машин, которые передаются к телу рабочего через бетонный пол как пагубное для слуховой функции. Положение об усиливающей роли вибрации основывается на сравнении степени среднего понижения слуха у рабочих, подвергавшихся воздействию только шума, и — в сочетании с вибрацией. Действие вибрации расценивается многими авторами по существу как механическое, причем одинаково с действием других факторов, которые предрасполагают к развитию тугоухости (интоксикация, сосудистые Изменения). Мы неоднократно подчеркивали значение механического фактора не только в действии вибрации, но и шума; однако главную роль приписывали адекватному действию вибрации на нервный аппарат улитки.

Доказательством такого действия вибрации является возникновение и развитие патологического процесса в верхнем завитке улитки и убедительное его проявление в клинике тугоухости: понижение восприятия низких звуков через воздух и кость, предшествующее по времени возникновению понижения на средние тоны. Это было, как уже указано, установлено при исследовании больших групп рабочих с помощью камертонов (1927).На понижении восприятия низких звуков мы основывали свою концепцию о механизме действия вибрации на улитку. Исходя из обнаруженных данных, мы и считали характерным для шумо-вибрационного поражения слуховой функции аудиограмму с двумя скатами.

Таковы, в частности, аудиограммы у ткачей, а в еще более убедительном виде — у рабочих, подвергавшихся воздействию вибрации больших параметров.В недавно вышедшей солидной монографии Tavani (1958) по профессиональной патологии уха, носа и горла автор раздела болезней уха Chirlanda подтверждает вредное действие вибрации. Он обнаружил большую степень понижения слуха у той группы ткачей, которые работают на фабрике с более высокими параметрами вибрации.

Это касается степени понижения восприятия высоких частот, классического, как он выражается, признака профессиональной тугоухости. Далее он пишет, что в отличие от приведенных в нашей монографии, переведенной на немецкий язык (1933), данных он не отмечал особого понижения на низкие звуки. Этому утверждению противоречат, однако, приведенные автором средние аудиограммы ткачей различных стажевых групп.

На средней аудиограмме группы со стажем работы свыше 20 лет имеется понижение в 30 дБ на 125 Гц, т. е. весьма большое, если учесть, что на 4000 Гц понижение равно только 45 дБ. Понижение охватывает также 250 и 500 Гц, постепенно уменьшаясь (25 и 20 дБ). Наилучшее восприятие сохранилось на 1000 и 1500 Гц. Важно подчеркнуть, что костная проводимость была также понижена в той же мере, а иногда даже больше. Меньше всего пострадало восприятие 1000 и 1500 Гц. Таким образом, аудиограмма имеет выпуклый характер или два ската, т. е. совпадает с данными, полученными нами при исследовании камертонами.

Автор приводит средние аудиограммы четырех стажевых групп и в каждой из них, начиная со стажа до 1 года, имеется понижение восприятия 125 Гц. Между прочим, при обследовании 60 ткачих со стажем работы до 1 года у 42 мы обнаружили понижение на Ci2s в среднем на 26% продолжительности звучания камертона, но костная проводимость была понижена только у 4%. У паровозных машинистов, которые подвергаются воздействию шума и вибрации, на приведенных автором средних аудиограммах, также имеется понижение восприятия 125 Гц от 10 до 25 дБ в зависимости от стажа.