У изголовья больного: лечить не только тело — но и душу

…Товарищ Р. более десяти лет занимал довольно высокую должность. Сам по себе он был человеком незаурядным, однако царящая вокруг него обстановка создала ему гораздо больший ореол, чем он того заслуживал. Лет ему было пятьдесят шесть — пятьдесят семь, у него и во время работы в высокой должности обнаруживали повышенное давление, небольшой камень в почке, «престижное» ожирение и умеренный диабет.

Однако он не поддавался болезням, лечился амбулаторно, не признавал больницы и даже вышучивал тех, кто ложился туда при обострениях. И вот ему-то неожиданно пришлось уйти со своего поста.

При очередной консультации Р. трудно было узнать. Вместо присущих ему уверенной осанки и взгляда — потухший взор, вместо несколько снисходительной и оживленной беседы — с трудом произносимые ответы, отсутствие интереса к происходящему вокруг, жалобы на нежелание что-либо делать, даже читать, общаться с людьми. И одновременно — скачущее высокое артериальное давление, боли в области почки, значительные колебания сахара в крови.

Примечательно то, что его семья и он сам объясняли такое состояние обострением болезней.Разумеется, внешне все это можно было бы расценить и так, но развитие и течение болезни опровергали такое предположение.

Во-первых, как уже говорилось, эти болезни, в том числе и нередко в состоянии значительного обострения, у Р. наблюдались и ранее. Но тогда они не приводили к развитию депрессивного синдрома. Во-вторых, лечение также подтвердило социогенный характер заболевания.

Проводившаяся довольно интенсивная терапия не давала никакого эффекта. И только «великий утешитель»— время принесло улучшение.

Примерно через полгода Р. начал проявлять интерес к жизни, пошли на убыль соматические болезни.За рубежом проблему таких личностей называют «проблемой знатных людей». «Социальные одежды» имеют значение в любом обществе, и даже биологические реакции зависимы от них. Качество жизни может быть и защитным и травмирующим фактором, отражая в себе закон единства и борьбы противоположностей.

Вот еще пример. Одному из нас как-то пришлось срочно консультировать жену работника, занимающего высокий пост. Осмотр не оставил сомнений — у больной инфаркт миокарда. Было дано направление в кардиологическую клинику.

А на другой день поступило неожиданное известие о смерти этой больной.Умерла она не в клинике, а в больнице, которая обслуживала эту семью.

Выяснилось следующее: после ухода врача на семейном совете были отклонены рекомендации лечь в кардиологическую клинику, и больная была отправлена в свою «престижную» больницу. В этой больнице не было ни соответствующего оборудования, ни персонала, обученного оказывать неотложную помощь при сложных состояниях. И когда у больной внезапно развился кардиогенный шок, это привело к трагической развязке.

Сколько людей стремится в «престижные» больницы! Им показано лечение в специализированных отделениях, а они хотят только в «свою». И убедить их в опасности такого шага практически невозможно. «Они готовы скорее умереть у нас, чем лечь в обычный стационар»,— невесело шутят врачи таких больниц.

Для того чтобы не слишком серьезно воспринимать свое пребывание на высокой ступени социальной иерархии, человеку нужна большая внутренняя культура. А ею обладают далеко не все. И вот для них-то высокая должность может оказаться непосильным испытанием.