Связь сновидений с глубиной сна

Б. В. Андреев экспериментально установил, что легче получить эффект растормаживания сна на неглубоких его стадиях, чем на более глубоких. Этот факт общеизвестен. Мы хотим подчеркнуть его связь с большей возможностью возникновения сновидений на неглубоких стадиях сна.В своих опытах Б. В. Андреев (1951 г.) применил актографическую методику, которая дает возможность непрерывно, круглосуточно регистрировать общие движения испытуемых.

При физиологической оценке актограмм мы исходим из того положения, что более глубокий сон связан с меньшим количеством движений, производимых тем или иным индивидуумом во время сна. На рис. 8 показаны для примера две разные актограммы ночного сна у здорового (I) и невротика (II). Разница резко бросается в глаза. Сон невротика отличается большим числом движений, наблюдается период пробуждения среди ночи. Мы полагаем, что во втором случае существует больше благоприятных условий для развития сновидений, чем в первом.

В первом случае, глубокий сон, во втором — неглубокий. Надо полагать, что и глубокий сон может сопровождаться редкими движениями, не производящими растормаживания сна. Рис. 7. Запись движений век при естественном сне.Отрезки: I — бодрое состояние до сна; II и III — развитие сна; IV и V — фаза волнообразных движений; VI — глубокий сон; VII — глубокий сон и неполное растормаживание раздражителем; 1 — мигательные движения; г — дыхание; 3 — растормаживающий раздражитель; 4 — отметка времени в сек. Рис. 8. Актограммы ночного сна у здорового (I) и невротика (II). Исслед. 12 IX 1948. Наконец, исследование динамики сна и фаз гипноза проводилось в нашей лаборатории (А. И. Маренина) посредством электроэнцефалографии. Наши данные совпадают с данными других авторов, а именно: при развитии глубокого сна исчезают частые потенциалы (бета-волны) и появляются редкие (дельта-волны). На рис. 9 представлены две электроэнцефалограммы: в бодрственном состоянии (I) и во время глубокого естественного сна (II). Нашей специальной задачей было выяснить, отражаются ли как-либо сновидения на потенциалах головного мозга или нет. А. И. Маренина и И. Е. Вольперт использовали в этих целях внушенные сновидения в гипнозе (о которых речь будет идти дальше). Результат получился отрицательный: внушенные сновидения, действительно имевшие место при гипнотическом сне, не производили сколько-нибудь заметных изменений в электроэнцефалограмме. Кривые потенциалов головного мозга во время сновидений состояли главным образом из бета-волн и имели такой же характер, как и во время гипнотического сна, когда сновидения не внушались. Рис. 9. Электроэнцефалограммы в бодрственном состоянии (I) и при глубоком естественном сне (II). Исслед. 3 VII 1949. Исп. Г.