Организация военно-медицинской службы

В Военно-медицинском музее имеется рапорт Я. В. Виллие военному министру, из которого ясна полная непричастность его к составлению «Положения». В рапорте, в частности, говорится: «Вы, конечно, со мной согласитесь, что при проведении положения сего в действие большая часть ответственности падет на меня, хотя я совсем не участвовал в составлении оного и оно совершенно противно тем понятиям, какие я по сему предмету имею».Виллие высказывал критические замечания по поводу неправильного разделения врачей на медиков и хирургов, которого в России никогда не было; по поводу отсутствия указаний о приемном покое в госпиталях, нечеткого определения роли дивизионных докторов. Он считал, что в «Положении» должны быть четко определены условия для «удобнейшего лечения больных и раненых в госпиталях». Отмечал, что госпитали «никогда не должны превышать число тысячи человек».

Высказывал и ряд других замечаний. Он просил поручить ему исправить это положение или составить новое, «которое бы согласовалось с постановлениями и составом медицинской части в России, было бы удобопонятно для всех и могло бы быть приведено в действие и, что всего важнее, служить к достижению предполагаемой цели. ..»1Несмотря на, казалось бы, обоснованные замечания, рапорт Виллие был оставлен без последствий, видимо в силу создавшейся обстановки.

Тщательным изучением архивных и литературных источников удалось установить, что «Положение» составлено без участия врачей особым членом Коми сии для составления военных уставов и уложений коллежским советником Жеваяовым.2«Положение» было «плодом опыта всех наших предшествовавших войн» 3 и, несмотря на ряд недостатков, сыграло положительную роль в деле улучшения медицинского обеспечения русской армии.С изданием «Учреждения» была внесена полная ясность в обязанности, права, отношения и ответственность каждого лица, входившего в состав армии.При организации армии учреждались в составе самой армии развозные и подвижные госпитали и в тылу армии — главные временные госпитали.

Число и расположение главных временных госпиталей определялось военным министром в зависимости от численности действующей армии и плана военных действий. Формирование же развозных и подвижных госпиталей находилось в компетенции главнокомандующего.«Положение» рекомендовало принимать за правило, что больные могли составить десятую часть армии.

Корпия, бинты и компрессы полагались на одну пятую личного состава всей армии и были сосредоточены в запасных аптекарских магазинах. Снабжение их лекарствами и врачебными припасами было централизованным и шло из петербургского главного аптечного магазина, который находился в ведении министерства полиции. Кроме запасов в аптекарских магазинах, командиры полков обязаны были заготовлять компрессы, бинты и по полфунта корпии на человека и хранить все это в полковой аптеке, или в обозе, или раздавать на руки.4 Во время боевых действий практически применялось последнее — раздача перевязочного материала на руки солдатам.

Общее руководство, согласно «Учреждению», осуществлялось по части хозяйственной и госпитальной полиции — директором военных госпиталей, по части медицинской — главным доктором.* * *1. ЦТВИА, ф. ВУА, д. 51 092 лл. 1—18.2. Жеванов Иван Григорьевич родился в 1770 г. С 1787 г. служил в Екатеринославской казенной палате и канцелярии губернатора.

В 1796 г. вместе с екатеринославским вице-губернатором находился «при осмотре границ губернии и учреждений карантинов по случаю моровой язвы». Свыше года числился в Одесском карантине, в 1798 г. работал в Казанском губернском правлении и казанской гимназии, в 1800 г.— в канцелярии генерал-прокурора, с 22 января 1801 г.— в Комиссии по составлению законов, где пробыл около года. С 1 марта 1803 г.— столоначальник департамента министерства военных сухопутных сил.3. «Столетие военного министерства. 1802—1902», т. I, стр. 200.4. В. В. 3аглухинский, В. П. Колосов, И. В. Фомин. Организация и работа военно-медицинской службы русской армии в Отечественную кампанию 1812 г. М., 1912,