Организация военно-медицинской службы

Оказание медицинской помощи в полевых условиях организовывал в армии полевой генерал-штаб-доктор. Работой главных военно-временных госпиталей руководил директор госпиталей (не врач, из генералитета); выносом раненых с поля боя занимался генерал-гевальдигер, командовавший военной полицией; эвакуацию раненых и больных осуществлял генерал-вагенмейстер, распоряжавшийся транспортом.Эта характерная для того времени распыленность затрудняла организацию лечебно-профилактической помощи раненым и больным, но она была единственно возможной: только совокупность мероприятий многих начальников под руководством главнокомандующего давала возможность наиболее полно использовать все возможные средства армии и страны.Таковы были официальные положения, регламентировавшие организацию военно-медицинской службы непосредственно перед войной 1812 г. и в начале ее.Жизнь, конечно, внесла свои поправки, но в целом новая организация военно-медицинской службы полностью себя оправдала.

Большую роль в сглаживании организационных недостатков и разного рода трудностей имела самоотверженная работа и опытность руководящего состава полковых врачей. Интересно отметить, что в числе участников Отечественной войны 1812 г. было 64 врача, принимавших участие в походах Суворова.

В то время как высшие медицинские должности занимались иностранцами (Виллие — главный по армии медицинский инспектор, Крейтон — то же во флоте, Геслинг и Вальтер — генерал-штаб-доктора 1-й и 2-й армий и т. д.), передовые перевязочные пункты, развозные и подвижные госпитали возглавлялись главным образом русскими врачами.Для иллюстрации этого можно привести много конкретных фактов и примеров.

Вот некоторые из них.Старшим врачом лейб-гвардии Литовского полка был Я. И. Говоров (1779—1828) 1 — доктор медицины, корреспондент Медицинского совета. Он написал ряд весьма интересных научных работ.

Генерал П. И. Багратион, раненый в сражении при Бородино, вызвал к себе для лечения именно Я. И. Говорова, хотя его сопровождал главный медик 2-й армии Гангарт.2Заболевший генерал-майор Бахметьев 2-й также вызвал к себе Говорова и просил разрешения самого М. И. Кутузова задержать его до полного своего выздоровления. На рапорт Бахметьева 20 сентября 1812 г. за № 259 последовал ответ:«Рапорт вашего превосходительства от 13 числа сего месяца я получил, желая охотно сказать вам то, что от меня зависит к поправлению вашего здоровья, согласен, чтобы вы находящегося ныне при вас лейб-гвардии Литовского полка доктора Говорова оставили при себе, до тех пор пока вы в нем надобность иметь будете». 3Старшим врачом лейб-гвардии Измайловского полка был И. К. Каменецкий (1755—1823), впоследствии профессор хирургии Медико-хирургической академии.

В 1803 г. совместно с Я. Саполовичем, также членом Медицинской коллегии, издал книгу «Краткое наставление в лечении болезней простыми средствами», в короткое время выдержавшую девять изданий (девятое — в 1864 г.),— небывалое для того времени событие. В 1813 г. он написал вторую книгу — «Наставление, каким образом поступать с больными, где нет лекарей, как их содержать, какую пищу им давать и пр.» Обе книги предназначались для простого народа.

Именно И. К. Каменецкому принадлежит приоритет в создании классификации ожогов: он описал их на пятнадцать лет раньше Буайена.* * *1. По Змееву («Русские врачи-писатели», СПб, 1886) — 1831 г., по данным Петербургского некрополя (СПб, 1912) —5 февраля 1828 г.2. Говоров Я. И. Последние дни жизни князя Петра Ивановича Багратиона.

СПб., 1815.3. «Труды Московского отдела русского военно-исторического общества», М., 1912, т. II,