Окись углерода

Другой больной потерял сознание лишь на несколько минут, отмечалось сильное головокружение, рвота. При поступлении в клинику — головная боль, общая слабость, шум в правом ухе и глухота. Разговорную речь и камертоны правым ухом не воспринимает, левым ухом — шепот на расстоянии 2—3 м. Спонтанный нистагм первой — второй степени влево.

Невозбудимость правого лабиринта при калорической пробе. После вливания в правое ухо 100 мл воды температуры 42° нистагма нет, после вливания 100 мл воды температуры 16° спонтанный нистагм влево не усилился.

После калоризации холодной водой левого уха спонтанный нистагм исчез. Вращение влево — постнистагма нет, вращение вправо — усилился нистагм влево.

На ежедневных повторных аудиограммах (первая сделана на 4-й день) видно, что слух быстро улучшался. Вскоре он восстановился почти до нормы.У первого больного при незначительной реакции со стороны кохлеарной функции обнаружено резкое преобладание нистагма в одну сторону, нистагм в другую сторону не был получен.

Возбудимость периферического лабиринта сохранена, так же как и функция улитки. У другого больного имелось поражение обеих функций на одной стороне, острое выпадение с последующим восстановлением. Рис. 35. Динамическая аудиограмма при остром отравлении СО (1, 2, 3, 4) (объяснение в тексте).

Таким образом, в отличие от экспериментальных исследований Д. М. Рутенбурга и других авторов, не находивших при острой интоксикации окисью углерода изменений в периферическом лабиринте, в клинике они встречаются так же, как и центральные.Головокружения и другие признаки вестибулярных нарушений наблюдаются и при хронической интоксикации. Так, по сообщению Pivotti и др. (1957), исследовавших кохлео-вестибулярную функцию у 7 рабочих, страдавших хронической интоксикацией, вызванной окисью углерода, у всех были головокружения, вегетативные нарушения, гипорефлексия лабиринта, одно — или двусторонняя, при одном или обоих методах исследования (вращательной и калорической пробах).

Слуховая функция была сохранена в норме, субъективного шума в ушах не было. На электронистагмограммах находили при исследовании одного или обоих лабиринтов выраженную аритмию нистагма, более или менее заметное уменьшение его частоты, превалирование медленного компонента, как это характерно для поражения в нуклео-ретикулярной области.По данным Tavani (1959), головокружения иногда предшествуют или сопутствуют понижению слуха, но иногда нет. Автор обращает внимание на то, что спонтанные вестибулярные симптомы (клинически) часто мало или почти не выражены в отличие от важных признаков при экспериментальном исследовании функций.Анализ клинических наблюдений показывает, что отоневрологические симптомы как при остром, так и при хроническом отравлении окисью углерода, не являются однотипными.

У одних больных они свидетельствуют о поражении лабиринта, у других — о ретролабиринтном, у третьих — о смешанном поражении.Вестибулярная симптоматика при хронической интоксикации разнообразна, но выражена нерезко. Она больше проявляется в субъективных ощущениях, чем в объективных сдвигах при экспериментальном исследовании лабиринта.

Больные жалуются на чувство неуверенности при ходьбе, ощущения вращения, головокружения, пошатывания. Спонтанный нистагм бывает очень редко, иногда обнаруживается нистагм положения, нерегулярный, меняющий направление.

Аудиограммы имеют обычно полого исходящий характер, иногда встречается нерезкий обрыв на 4000 Гц. Данные надпороговой аудиометрии обычно нехарактерны для поражения кортиева органа.