Низкочастотный ультразвук

Экспериментальные наблюдения Beck (1959) также выявили при больших дозах ультразвука глубокие изменения в нервной ткани улитки и гибель волосковых клеток кортиева органа; одновременно отмечается расширение эпихондрального слоя костной капсулы лабиринта и пролиферация ее эндоста. При малой дозе ультразвука нарушается обмен в волосковых клетках кортиева органа. О вредном действии ультразвука говорит обнаруженное у рабочих рядом авторов (Bugard, 1959, и др.) понижение слуха и расстройство равновесия. К сожалению, они не приводят результатов исследования слухового и вестибулярного анализатора.

В солидных руководствах по профессиональным болезням высказываются на этот счет сомнения. Так, Hunter (1959) писал так: «Какое они (ультразвуки) оказывают влияние на ухо неизвестно, нет и других нервных окончаний, которые информируют организм об их присутствии. Нет доказательств, что распространяющиеся по воздуху ультразвуки могут оказать прямое специфическое влияние на мозг и другие части нервной системы.

Koelsch (1959) вообще отрицает влияние ультразвуков на орган слуха, а наблюдающуюся у рабочих патологию он связывает с соответствующими слышимыми звуками и вибрацией.Низкочастотные ультразвуки по частоте колебаний в секунду находятся в соседстве со слышимыми звуками и, доставляясь воздушным путем к органу слуха, быть может, способны вызвать молекулярные смещения в перилимфе. Это по-видимому, и происходит у животных, которые воспринимают колебания этих частот; человек их не воспринимает, так как у него соответствующие рецепторы отсутствуют.

Однако из этого не следует, что колебания не достигают улитки и у человека и что они лишены возможности вызвать смещения столбика перилимфы, которые представляют собой реакцию на колебания барабанной перепонки и цепи слуховых косточек. Смещения перилимфы не могут быть отвергнуты лишь на том основании, что нет восприятия звука.

Напрашивается аналогия с таким адекватным для уха раздражением, как колебания давления на барабанную перепонку, которые так же не дают ощущения звука (перепады давления в кессоне и др.). Признание элемента акустического действия в низкочастотном ультразвуке само по себе не отрицает возможное механическое и термическое действие, которое присуще ультразвукам. Сравнительное изучение действия низкочастотных ультразвуков различных по высоте и интенсивности позволит, надо полагать, выяснить изменение соотношений между механическим, термическим и акустическим действием по мере возрастания частоты колебаний.Совместно с П. С. Кублановой мы произвели углубленное исследование кохлеарной и вестибулярной функции у значительной группы рабочих, более или менее длительно контактировавших с низкочастотным ультразвуком.

Параметры ультразвука и сопутствующего шума, состоящего из слышимых частот, гигиенические условия производств детально изучались 3. С. Лисичкиной и приведены в опубликованных ею работах (1961 — 1964). Измерение параметров производилось с помощью прибора Брюэля и Кьяра. Как видно из графиков, соотношения между параметрами шума и ультразвука на разных установках при выполнении того или иного процесса бывают различными.

Практически мы различаем три группы: 1) ультразвук (20—25 кГц—120—130 дБ) с высокочастотным шумом, по своей интенсивности превышающим пороги вредного действия (очистка деталей с помощью ультразвука); 2) интенсивный ультразвук (20 кГц—130 дБ) в сочетании с широкополосным шумом, интенсивность которого в области высоких звуков почти на уровне порогов вредного действия (сверление); 3) ультразвук (20 кГц — 130 дБ) при небольшом шуме — ниже порогов вредного действия (сварка).На рис. 28 и 29 приведены графики при трех процессах, однако соотношения между ультразвуком и шумом бывают более многообразными в зависимости от аппаратуры предприятий. На некоторых из них мы остановимся при рассмотрении роли ультразвука в этиологии и патогенезе кохлео-вестибулярных нарушений.