Краткий обзор литературы

Помимо изучения частоты и степени поражений органа слуха в различных производствах и выявления их динамики в связи с возрастанием стажа работы, внимание исследователей занимал вопрос о механизме действия шума, о путях его передачи к органу слуха, т. е. о роли воздушной и костной проводимости. По экспериментально-гистологическим исследованиям Wittmaack, как сказано выше, длительное раздражение органа слуха не очень сильными звуками вызывает дегенеративные изменения в улитке только при условии доставки звука одновременно через кость и воздух.Hoessii (1913) провел ряд исследований с целью сравнительной оценки роли костной и воздушной проводимости. Морских свинок помещали в чугунную трубу длиной 90 см и окружностью 40 см с толщиной стенок 0,5 см. Четыре молотка, приводимые в движение вращающимся водяным колесом, беспрерывно ударяли один за другим по трубе, вызывая сильный шум. У части животных в одном ухе он либо экстрагировал наковальню, либо затыкал его ватным тампоном, смазанным подогретой смолой.

При этих опытах не было обнаружено изменений на оперированном или закрытом ухе, на другой же стороне они были значительно выражены. Изоляция тела животного от трубы путем подкладывания войлока не предохранила улитку от поражения. По мнению Siebermann, эти опыты дают основание отрицать роль костной проводимости в патогенезе поражений органа слуха.

Заслуживает упоминания более позднее экспериментальное исследование Wittmaack (1929). Автор поместил морских свинок на медную пластинку длиной 1,5 см, расположенную на 4 резиновых подкладках. В задней своей трети пластинка была свободна. Два железных молотка, приводимые в движение водяным колесом, ударяли по переднему концу пластинки (накрытому толстым слоем войлока).

Звуки ударов молотка почти полностью были заглушены. Таким образом на экспериментальных животных действовали вибрации пластинки, более выраженные в задней ее трети.Опыты длились 6—8 месяцев.

При гистологическом исследовании внутреннего уха патологические изменения были обнаружены только у находившихся на свободно выступающей задней трети пластинки, т. е. только у подвергавшихся воздействию выраженной вибрации. Изменения были локализованы в нервных клетках и нервных волокнах верхних завитков, сильнее всего — на месте перехода в самый верхний завиток.

У свинок, находившихся во время эксперимента на передней и средней третях пластинок, как и у контрольных, не было патологии.Как ни казались убедительными эти эксперименты, они все яге не привели к решению вопроса о роли костной и воздушной проводимости.

Дело в том, что результаты опыта зависели от ряда причин и условий; в первую очередь от длительности опыта и интенсивности шума. При большой силе шума, генерируемого на близком расстоянии от уха, может развиться острая звуковая травма, приводящая к разрушению нервного аппарата улитки. При воздействии звука через кость дегенеративная атрофия в улитке развивается медленнее и после продолжительного срока воздействия.

С вопросом о роли передачи шума через воздух и кость тесно связан вопрос о действии вибрации на орган слуха. По мере накопления клинических данных все больше оснований было считать, что передача вибрации пола, инструментов и т. д. через тело рабочего (через кости) не является безразличной для слуховой и вестибулярной функций.

Изучение влияния вибрации представляло большие трудности, так как она почти не встречается без сопровождающего шума. В 20-е годы в СССР было предпринято комплексное исследование действия вибрации на кохлеарный и вестибулярные нервы. Оно включало гигиеническое изучение производственных условий, физическое измерение параметров шума и вибрации, углубленную акуметрию и вестибулометрию у больших групп рабочих разных предприятий и эксперименты на животных непосредственно на производстве. Эти исследования проводились главным образом Институтом по изучению профессиональных заболеваний.

В результате были выявлены некоторые аудиологические особенности, которые характеризуют поражения слуха у рабочих, подвергавшихся (помимо шума) воздействию вибрации.