Экспертиза и трудоустройство

Ввиду принципиальной важности заключения по поводу этого больного экспертная комиссия постановила запросить мнение ряда видных специалистов относительно роли профессии в патогенезе данного заболевания (Л. И. Свержевский, Н. А. Шнейдер, А. Ф. Иванов, Е. Н. Малютин, К. А. Орлеанский, Л. Д. Работнов).Все запрошенные Институтом специалисты согласились с тем, что музыкальная деятельность явилась безусловно моментом, благоприятствовавшим появлению глухоты.На основании заключения Института Бюро врачебной экспертизы отнесло больного ко второй группе общей инвалидности, или к третьей группе — профессиональной. По протесту больного дело было передано в суд, который постановил зачислить больного во вторую группу профессиональной инвалидности.

В данном случае наступление глухоты непосредственно по окончании дирижирования несколько облегчило задачу экспертизы, хотя это само по себе не дало права трактовать глухоту как профессиональное увечье.Сложнее обстоит вопрос с признанием профессионального генеза при медленно развивающейся тугоухости у музыкантов и дирижеров.

Недавно мы наблюдали одного известного дирижера, у которого, помимо медленно прогрессирующей нерезкой тугоухости, наступало ухудшение слуха и раздвоение тонов при очередных перегрузках. Вопрос об охране музыкального слуха и о методике изучения его динамики в специальных аспектах должен привлечь к себе внимание.Мы подробно изложили вопросы аудиологической профилактики профессиональной тугоухости, так как они должны проводиться именно отоларингологами.

От характера и качества их проведения и от положенных в их основу клинико-физиологических данных зависит профилактическая эффективность. Имеется ряд убедительных данных, свидетельствующих о значительных успехах в предупреждении резкого понижения слуховой функции, которое можно без сомнения отнести за счет профилактических ежегодных осмотров. Достаточно согласиться на то, что значительное ухудшение восприятия разговорной речи, которое часто наблюдалось при шумовой тугоухости, сейчас встречается редко.

Этот факт тем более показателен, что интенсивность шума в некоторых профессиях не только не уменьшилась, но даже увеличилась. Это также относится к сопутствующей вибрации.

Благодаря периодическим осмотрам отсеиваются лица с повышенной чувствительностью к шуму или со значительным понижением слуха. Характерно, что рабочих с большим стажем на шумных производствах стало меньше и у них сравнительно хорошо сохранена функция слуха.

Это свидетельствует о том, что остаются на шумной работе лица с пониженной чувствительностью к шуму. Периодические осмотры и перевод на нешумную работу способствуют реализации естественного отбора на шумных производствах.Что касается лечения профессиональной тугоухости или, как обычно говорят, профессионального кохлеарного неврита, то успехи более чем скромны.

Господствующий пессимизм в отношении лечения кохлеарного неврита в целом распространяется и на профессиональный. Однако между ними имеется часто значительная разница: с кохлеарный невритом нешумовой этиологии чаще всего больной попадает под наблюдение обычно тогда, когда развитие патологического процесса завершено и уже имеются стойкие дегенеративно-атрофические изменения в нерве или в его разветвлениях в улитке.

Профессиональная тугоухость с самого начала своего развития находится под наблюдением отиатра, ее прогрессирование отмечается при повторных аудиометриях. На определенном этапе развития в основе нарушения слуховой функции лежат изменения в энергетическом балансе улитки, в митохондриях, колебания в содержании оксирибонуклеиновой кислоты, кислородная недостаточность.

В связи с этим имеются известные перспективы активного действия, ставящие своей целью предупредить или задержать развитие морфологических изменений. Имеются сообщения о лечебной или профилактической эффективности витамина А, аденозин-трифосфорной кислоты. Однако эти сообщения пока не подкреплены убедительными наблюдениями и исследованиями.