Дизартрия и дисфония

Дизартрия и дисфония нередко являются более или менее длительными после прекращения мутизма. При специальном изучении этих нарушений, проводившемся в нашем госпитале А. М. Смирновой, выявлен ряд уклонений в механизме дыхания, особенно в речевом дыхании. Больные, используя для дыхания верхние отделы грудной клетки, делают это с большим напряжением, сопровождающимся спазмом гортани тонического или клонического типа. Больной говорит на вдохе (инспираторная речь), отмечается недостаточная подвижность языка и дискоординация его движений. Больной не умеет дуть, свистеть, вытягивать губы. Кроме мимических движений, наблюдаются движения, связанные с дезорганизацией речевого акта. Спонтанное и внезапное восстановление нормальной речи, которое характерно для истерических расстройств, здесь редко имеет место.

Улучшения удается достигнуть только в результате длительных и систематических занятий.Нужно выделить форму сурдомутизма, которая по существу является психогенной невротической реакцией не на контузию, а на обстановку боя. Такие состояния могут развиться и не в условиях боя. Так, по данным С. Н. Давиденкова (1949), в ряде случаев (около 30% всех истерических расстройств речи) сурдомутизм, истерические дизартрии развивались в госпитале, куда больные попадали не по поводу контузии, а по поводу каких-либо иных, самых разнообразных состояний, например по поводу ранений, авитаминоза, отита и т. д. И в этих случаях истерические расстройства того типа, который прежде был известен под названием госпитальной или лазаретной истерии, по своим клиническим особенностям вполне совпадали с постконтузионными расстройствами речи, выражаясь то в виде глухонемоты, то в виде чистого мутизма, то в виде истерического заикания.Характерное для контуженых появление в электроэнцефалограмме медленных волн с частотой 1—2—3 кол/сек при невротическом сурдомутизме не отмечается.

Взрывная волна, как указано выше, предшествует акустической и поэтому контуженые обычно не слышат звука взрыва; невротики или истерики, равно как и агграванты, подробно описывают гул взрыва. Это может быть использовано для дифференциальной диагностики.По мнению немецких авторов (Kummel и др.), при истерической глухоте больные очень легко начинают читать с губ или овладевают этим методом даже без специального обучения.

Из описания, приводимого этими авторами, следует, что такие больные хорошо разбирают речь, даже если говорящий держит во рту сигару или его лицо не освещено. Как видно из этого описания, утверждение, что для страдающих истерией характерно быстрое овладение чтением с лица, в корне неправильно, так как здесь речь идет о том, что больному только кажется, что он читает по лицу, на самом же деле он воспринимает разговор на слух.Мы обратили внимание на то, что некоторые контуженые различают при чтении с лица совершенно сходные по оральному образу слова, что превышает возможности самого метода.

При проверке с помощью беззвучной речи или с заглушением обоих ушей трещоткой Барани оказалось, что эти больные не владеют даже простейшими навыками чтения с лица. Следовательно, в этих случаях больному либо кажется, что он воспринимает речь с лица, либо в случае аггравации делает только вид, что читает с лица, желая облегчить свое положение при контакте с окружающими. Взгляды современных авторов сходятся на том, что сурдомутизм обусловлен нейродинамическими функциональными сдвигами и представляет собой преходящее явление. Однако в части случаев он является тяжелым страданием и трудно поддается лечению.

В этом отношении показательны исходы лечения группы контуженых в Казанском нейрохирургическом госпитале. По опубликованным Г. В. Гершуни с соавторами данным, после длительного лечения (до 6 месяцев) у 15% больных, поступивших с сурдомутизмом, оставалась стойкая глухота и немота.

Пo нашим данным, из больных с сурдомутизмом 4,4% в связи с большой длительностью страдания и наличием выраженных изменений со стороны нервной системы и психики были уволены в 6-месячный отпуск.У значительной части контуженых остается стойкое и резкое понижение слуха, которое иногда комбинируется с нарушением вестибулярной функции.

Полная или почти полная глухота отмечена нами примерно у 0,6% контуженых. К стойким формам мы относили такие, когда длительность поражения составляла около года и когда всеми имеющимися в пашем распоряжении методами исключалась истерическая природа глухоты или аггравации.

После окончания Великой Отечественной войны мы взяли под наблюдение ряд больных, у которых полная глухота имела давность свыше 2—3 лет. В основе этой глухоты, несомненно, лежало поражение внутреннего уха, учитывая, что в части случаев имелось одновременно полное выключение функций полукружных каналов. Примерно такие же данные приводит Seiffert (1953). Автор исследовал слуховую и вестибулярную функции у 114 лиц, пострадавших от взрывов 8—10 лет назад; у одного из них имелась двусторонняя глухота, у 12 — полная глухота на одно ухо и понижение слуха на другое.